Вторник, 26.09.2017, 01:10
Меню сайта
Категории раздела
Статьи из разных номеров [4]
Скоро...
№ 9/10, 2017 года

Дайджест журнала
Мы в соцсетях

Главная » Статьи » Социальная защита » Статьи из разных номеров

Есть ли альтернатива реновации?
Мэрия Москвы признает, что более 55 процентов пятиэтажек, намеченных под снос по программе реновации, — отнюдь не ветхие и не аварийные, их износ не превышает 40–60 процентов. Вопрос: зачем их ломать? Градоначальник Сергей Собянин дает феноменальное объяснение «Пока эти дома не аварийные, но лет через 10–15 станут такими, и мы получим самый большой аварийный фонд в России». Зашкаливающий цинизм. Глядишь, так додумаются и больных не лечить, а сразу резать на операционном столе, ведь все равно лет через 10–15 — того...

Опубликованно в журнале "Социальная защита" № 7/8, 2017 г.


Кто спорит: в Москве действительно остаются тысячи морально и физически устаревших домов. Но если бы мэр действительно озаботился улучшением жилищных условий москвичей, он пошел бы по пути истинной реновации пятиэтажек, как это было сделано в Восточной Германии, Польше, Венгрии, других бывших соцстранах, где в массовом порядке в 50–60-е годы строились точно такие же пятиэтажки. Там к наследию социалистического прошлого отнеслись бережно. Дома сохранялись, но за счет реконструкции и внутренней перепланировки превращались в прекрасное комфортное жилье.

В Москве такой опыт тоже есть. На Химкинском бульваре, 4 стоит девятиэтажка, известная как «дом архитектора Кротова». Если не знать, то и не догадаешься, что это была обычная пятиэтажная хрущевка. Теперь это стильный комфортный дом с пристроенными лифтами, перепланированными и расширенными квартирами, с современными инженерными системами. Вместо 100 квартир здесь стало 120, причем реконструкция обошлась на 30 процентов дешевле нового строительства и на 40 процентов дешевле, чем было бы по собянинской реновации.

В свое время Алексей Кротов предложил этот проект Юрию Лужкову, и тот бегал по кабинету в восторге: «Эврика!». Сносить не надо, можно просто реконструировать. Но могущественный стройкомплекс Москвы не дал развернуться этому проекту, ибо главная цель сноса пятиэтажек давно понятна всем — зачистить лакомую московскую землю для застройщиков и армии риэлторов. А жильцов пятиэтажек, как ненужный мусор, выкинуть на окраины.

«Пятиэтажки — наш национальный жилой фонд, со сроком службы 100–120 лет, а не времянки, рассчитанные на 20–25 лет, как сейчас внушают москвичам, — говорит А. Кротов. — Те хлипкие, возникшие на первом этапе домостроения, давным-давно снесены. Последующим домам — кирпичным или с улучшенной панелью — еще жить и жить, а при хорошем уходе они переживут и нынешние новостройки, которые морально устарели уже на стадии строительства». Московскую реновацию А. Кротов называет «страшной государственной ошибкой». «Реконструировать можно абсолютно любой дом, даже тот, в котором перекрытия деревянные. И технически эта работа не требует никаких специальных усилий и методов», — утверждает архитектор.

Его коллега Сергей Журавлев, член Общественного совета при Минстрое России поясняет: «Есть множество проектов достройки к »хрущевкам« одного-двух этажей, лифтов и обеспечения жителей новой степенью комфорта. Готовы ли противники реновации на временное переселение ради этого? Или, может быть, они готовы пережить временный дискомфорт во время реконструкции? Если да, то надо двигаться вперед и бороться до конца».

Идею Кротова сейчас активно подхватили жильцы обреченных пятиэтажек, объединившиеся в Ассоциацию городских землевладельцев. В своем обращении к С. Собянину они предложили заменить реновацию на реконструкцию. Технически это будет выглядеть так: вокруг дома на расстоянии двух метров от периметра старого фундамента вкручиваются монолитные сваи. На них возводятся новые капитальные стены с панорамными окнами и надстраиваются новые этажи. За счет этого можно увеличить площадь дома, избежав нагрузки на старые стены. Работы занимают восемь месяцев. На это время жильцы отселяются, и им выплачивается компенсация за аренду жилья. За счет реконструкции средняя площадь квартир увеличится на 20 кв. метров. По окончании реконструкции жильцам выплачивается компенсация на ремонт и приобретение мебели (700 тыс. — 1 млн рублей в зависимости от площади квартиры).

Конечно, многим эти планы могут показаться маниловщиной. Есть много вопросов: а если не все жильцы готовы ждать, пока завершится реконструкция, и хотят прямо сейчас въехать в новую квартиру? А надо ли доплачивать, если площадь обновленного жилья увеличивается? Но в любом случае, городскому бюджету такой проект обойдется гораздо дешевле сноса и нового строительства. А вот инвесторам, уже раскатавшим губы на освоение будущих зачищенных территорий, придется поумерить аппетиты.

Удивительно, но еще совсем недавно сама мэрия активно продвигала проекты реконструкции дряхлеющих пятиэтажек, разместив на своем сайте методические рекомендации для жильцов, желающих надстроить свои дома. Там же перечислен набор основных требований к зданию. Однако с появлением идеи реновации столичные чиновники предпочли «забыть» об этих проектах.

А теперь задумаемся над цифрами. По оценке заместителя мэра Марата Хуснуллина, снос одной 60-квартирной пятиэтажки будет стоить бюджету 20 миллионов рублей. Предоставление новых квартиры (или их выкуп) обойдется еще в 350–500 миллионов рублей (в зависимости от местоположения дома). Так отдайте хотя бы часть этих денег жильцам, и они сами приведут свой дом в порядок, найдут застройщиков и сделают из дома конфетку. А какая экономия бюджетных средств! Но нет же! Только ломать и строить, других вариантов мэрия не предлагает.

Впрочем, собственники жилья будут не столь беззащитны, если объединятся. В соответствии со ст. 44 ЖК РФ к компетенции общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме относится принятие решений о реконструкции многоквартирного дома (в том числе с его расширением или надстройкой), строительстве хозяйственных построек и других зданий, строений, сооружений, капитальном ремонте общего имущества в многоквартирном доме, об использовании фонда капитального ремонта.

Провести реконструкцию можно и без бюджетных средств, за счет инвестора. Он окупит свои затраты за счет реализации надстроенных квартир. Главное сейчас — отстоять дом от сноса.


Неукротимый рост

Россиян в очередной раз подтолкнули к краю бедности. С 1 июля 2017 произошел традиционный ежегодный рост жилищно-коммунальных платежей.

Вот уже три года подряд правительство утверждает ограничитель, который, по идее, должен умерить аппетиты коммунальщиков и предотвратить бешеный прыжок цен. Этот ограничитель называется предельным индексом изменения (читай — роста) размера платы за коммунальные услуги. Он устанавливается для каждого региона отдельно и в среднем по России в 2017 году должен составить 4 процента (распоряжение Правительства РФ от 19.11.2016 г. № 2464-р). Вроде бы не так страшно. Но это распоряжение — просто фантик, под которым несладкая пилюля: региональным законодателям дано право корректировать индексы в любую сторону.

И регионы решили ни в чем себе не отказывать. Так, при «спущенном свыше» повышении платежей на 4,4 процента в Нижегородской области утвердили рост до 20 процентов! В Мурманской области вместо 3,4 процента с граждан сдерут за коммуналку на 5,5 процента больше, а в отдельных городах — и на 15 процентов. В Алтайском крае рост достигнет 23 процентов. То есть, рекомендовав гуманные проценты повышения, Правительство РФ спокойно умывает руки и уходит в сторону, оставляя граждан один на один с зарвавшимися региональными властями.

Акции протеста против резкого скачка тарифов проходили во многих регионах, но только в Новосибирской области принесли реальный результат. Под давлением многотысячных митингов (всего их было семь) губернатор Владимир Городецкий снизил запросы коммунальщиков с 15 процентов до рекомендованных четырех процентов. В Волгоградской области граждане до сих пор судятся с областными властями, требуя уменьшить индекс роста с 9,8 процента до 4,2 (как установлено федеральным правительством).

Самый высокий индекс роста коммунальных платежей Правительство РФ установило для Москвы — 7 процентов. Но столичные власти на сей раз решили немножко придержать тарифы, утвердив общий рост на уровне 6,7 процента. Водоснабжение и водоотведение подорожает на 7,2 процента, газ — на 3,9, электроэнергия — от нуля до 7,2 процента (в зависимости от времени суток потребления энергии и территориального нахождения потребителя), теплоснабжение — на 4,7 процента, горячая вода — на 10,6 процента. Мэрия уверяет, что в денежном выражении плата за услуги ЖКХ увеличится всего на 155 рублей в месяц на одного человека. Но это же только за коммунальные ресурсы. А еще увеличится плата за содержание и текущий ремонт жилых домов — с 23,6 руб. до 27,14 руб. за 1 кв. метр для домов с лифтами и мусоропроводом, с 22,25 руб. до 25,05 руб. — для домов без мусоропровода и так далее. Кроме того, с 1 июля в Москве увеличивается и взнос на капитальный ремонт — вместо 15 руб. с 1 кв. метра придется платить 17 руб.

Если подсчитать общую сумму повышения расходов на ЖКУ в Москве, то она никак не впишется в заявленные 155 руб. с человека. Так что не верьте благим обещаниям, верьте своим кошелькам.


Кто наживается на наших взносах?

С 2014 года (или чуть позже) в квитанциях собственников жилья появилась строчка «взнос на капитальный ремонт». Ставки утверждают региональные чиновники в меру своего разумения. Никаких ограничителей здесь нет, и картина по России очень пестрая: в Санкт-Петербурге взносы составляют 3–4 руб. на 1 кв. м, в Москве — 15 руб. (с 1 июля будет 17 руб.), в Тюменской области — от 7 до 20 руб. Нагрузка на кошелек россиян в любом случае чувствительная.

Как известно, есть два способа формирования средств на капремонт. Первый — на специальном счете своего дома в уполномоченном банке. Это позволяет жильцам самостоятельно распоряжаться средствами, определять сроки и объем ремонта. Чтобы открыть спецсчет, нужно провести общее собрание собственников жилья, а это долгая и хлопотная процедура. Поэтому в большинстве случаев взносы россиян «по умолчанию» утекают в бездонный «общий котел» — на счета региональных операторов (фондов капремонта). Взамен нам обещают, что когда-нибудь, лет эдак через 30, наш дом отремонтируют. Но и эти отдаленные планы, судя по темпам капремонта в регионах, могут оказаться чересчур оптимистичными.

О незаконности и несправедливости схемы «общего котла», когда наши взносы тратятся на ремонт чужих домов, сказано много. Но парадокс состоит в том, что зачастую эти деньги вовсе никуда не тратятся! Даже по традиционно приглаженным данным Минстроя России, в 2016 году программа капитального ремонта в целом по России была выполнена на 44 процента. Это значит, что есть регионы, где процент болтается на уровне одного-двух.

Центр «Народная экспертиза» ОНФ в ходе мониторинга за 2015 и 2016 годы выявил удивительную картину. Из 97 миллиардов рублей, собранных в 2015 году, остались неиспользованными 72 миллиарда. А некоторые регионы в своих программах на 2016 год потратили сущие крохи из располагаемых средств. Например, Красноярский край запланировал в 2016 году направить на капремонт только 621 млн рублей при том, что в региональном фонде капремонта имелось 4,5 миллиарда рублей, внесенных гражданами на капремонт. В Омской области было запланировано отремонтировать многоквартирные дома на сумму 11,5 млрд рублей, однако по факту было использовано лишь 1,1 млрд рублей. С таким же десятикратным разрывом выполнял свою программу и Пермский край, потратив на капремонт 226 млн рублей вместо имеющихся 2,4 млрд рублей.

Краснодарский край на начало года выполнил всего 0,4% от общего числа работ, рассчитанных по программе почти на 30 лет, хотя со времени начала сбора взносов на капремонт прошло уже больше двух лет.

При этом зарплаты чиновников фондов капремонта абсолютно не привязаны к результатам их работы. В большинстве субъектов Федерации регионов они намного превышают среднюю по региону. Так, в Курганской области сотрудники регулятора в среднем получают более 65 тыс. руб., что почти в 3 раза больше средней зарплаты в регионе, в Астраханской — 73 тыс. руб., или в 2,88 раза больше средней по субъекту, в Ярославской — 61 тыс. руб. (превышение в 2,3 раза). И так далее.

Но что там зарплата! Так же независимо от результатов работы сотрудники региональных фондов исправно получают миллионные премии. Так, по данным ОНФ, краснодарские «капремонтники», выполнив годовую программу на 16%, получили только в виде премий 7 млн рублей. В Ханты-Мансийском АО бывший глава фонда капремонта выписал себе премию в размере 11 млн руб. при выполнении программы на 10%. Как так? Очень просто. Деньги, собранные с граждан, ушлые регоператоры направляют не на приведение жилфонда в порядок, а вкладывают в дружественные банки под хорошие проценты. Вы представляете, сколько миллионов можно «заработать», прокрутив несколько миллиардов рублей? Доходы от процентов и распределяются между сотрудниками в качестве премий за «хорошую работу». Оцените красоту игры — можно ничего не делать, только собирать с граждан денежки и стричь купоны! Никакой ответственности для чиновников за неисполнение программ капремонта в законодательстве не предусмотрено. Нельзя их обвинить и в хищении средств капремонта — ведь вся сумма цела, никто не уворовал ни копейки, а проценты — их «личное» достижение. Если не прикрыть эту синекуру, ремонта в своих домах мы не дождемся ни через 30 лет, ни через сто.


Карт-бланш!

У вас неожиданно исчезли деньги с банковской карточки? Не спешите обвинять кибермошенников. Вспомните, не числятся ли за вами долги по «коммуналке», по налогам, по оплате телефона. Теперь эти виды задолженности могут списать с вашего счета по судебному приказу. Максимальная сумма взыскания — 500 тысяч рублей.

Верховный Суд РФ в постановлении Пленума ВС РФ от 27 декабря 2016 года № 62 разъяснил порядок этой ускоренной процедуры. Взыскатель (ими могут быть управляющая компания, ИФНС, оператор связи) подает мировому судье заявление о выдаче судебного приказа на должника и прикладывает документы, подтверждающие долг. И все! Судья автоматически, без судебного разбирательства, без вызова сторон, издает приказ. Вы об этом узнаете только по факту свершившегося. Вам даже не дают возможности возразить!

Копия приказа направляется должнику по почте. И если в течение 10 дней после получения копии вы не заявите несогласие, документ вступит в силу. Если вы по каким-то причинам не смогли получить сообщение, это ваша проблема. Письмо хранится 7 дней, потом возвращается в суд, а вы считаетесь ИЗВЕЩЕННЫМ о приказе! И приставы начинают разыскивать ваши вклады, зарплаты. Если банку предъявлен судебный приказ, он обязан списать деньги со счета своего клиента. А вот извещать о причине списания банк не обязан. При отсутствии денег на счете приставы будут обращать взыскание на другие доходы или имущество должника.

Категория: Статьи из разных номеров | Добавил: Редакция (13.07.2017)
Просмотров: 51 | Рейтинг: 0.0/0

Copyright ООО Редакционно-издательский центр "Ваше право" © 2017.  
Сайт управляется системой uCoz